Данила козловский интервью – «Так футбол в мире никто не снимал». Данила Козловский выпускает фильм «Тренер» — Всему Головин — Блоги

«Так футбол в мире никто не снимал». Данила Козловский выпускает фильм «Тренер» — Всему Головин — Блоги

  • Главная
  • Футбол
    • Матчи
    • Новости
    • Блоги
    • Статусы
    • Трансферы
    • Россия
    • Лига чемпионов
    • Лига Европы
    • Англия
    • Испания
    • Италия
    • Германия
    • Франция
    • Сборные
    • Олимп-ФНЛ
    • Евро-2020
    Все турниры
    • Ливерпуль
    • Тоттенхэм
    • Челси
    • Арсенал
    • Зенит
    • Барселона
    • Реал Мадрид
    • Спартак
    • Сборная России
    • Манчестер Юнайтед
    Все клубы
    • Салах
    • Сон Хын Мин
    • Азар
    • Месси
    • Роналду
    • Головин
    • Мбаппе
    • Суарес
    • Дзюба
    • Неймар
    Все футболисты
  • Хоккей
    • Матчи
    • Новости
    • Блоги
    • Статусы
    • КХЛ
    • НХЛ
    • Кубок Первого канала
    • Кубок Шпенглера
    • Молодёжный чемпионат мира
    • Шведские игры
    • Чешские игры
    • Юниорский чемпионат мира
    • Зимняя классика НХЛ
    • ФОНБЕТ Матч звезд КХЛ 2020
    Все турниры
    • Вашингтон
    • СКА
    • ЦСКА
    • Авангард
    • Тампа-Бэй
    • Питтсбург
    • Спартак
    • Динамо Москва
    • Рейнджерс
    • Нью-Джерси
    Все клубы
    • Александр Овечкин
    • Артемий Панарин
    • Никита Кучеров
    • Андрей Свечников
    • Евгений Малкин
    • Евгений Кузнецов
    • Сергей Бобровский
    • Андрей Василевский
    • Никита Гусев
    • Илья Михеев
    Все хоккеисты
  • Баскетбол
    • Матчи
    • Новости
    • Блоги
    • Статусы
    • НБА
    • Turkish Airlines EuroLeague
    • Единая лига ВТБ
    • НБА плей-офф
    • Зарплаты НБА
    Все турниры
    • Лейкерс
    • ЦСКА
    • Бостон
    • Голден Стэйт
    • Милуоки
    • Торонто
    • Чикаго
    • Сан-Антонио
    • Оклахома-Сити
    • Зенит
    • Сборная России
    • Сборная США
    Все клубы
    • Леброн Джеймс
    • Стефен Карри
    • Кобе Брайант
    • Джеймс Харден
    • Кайри Ирвинг
    • Кевин Дюрэнт
    • Кавай Ленард
    • Расселл Уэстбрук
    • Алексей Швед
    • Яннис Адетокумбо
    Все баскетболисты
  • Авто
    • Гонки
    • Новости
    • Блоги
    • Статусы
    • Формула 1
    • MotoGP
    • Формула 2
    • Формула E
    • Ралли Дакар
    • Шелковый путь
    Все турниры
    • Феррари
    • Макларен
    • Ред Булл
    • Мерседес
    • Уильямс
    • Хаас
    • Торо Россо
    • Рейсинг Пойнт
    • Рено
    • Альфа Ромео
    Все команды
    • Льюис Хэмилтон
    • Себастьян Феттель
    • Роберт Кубица
    • Даниил Квят
    • Кими Райкконен
    • Фернандо Алонсо
    • Шарль Леклер
    • Валттери Боттас
    • Даниэль Риккардо
    • Макс Ферстаппен
    Все пилоты
  • Теннис
    • Новости
    • Блоги
    • Статусы
    • US Open
    • Australian Open
    • Ролан Гаррос
    • Уимблдон
    • Мужчины
    • Женщины
    • Кубок Дэвиса
    Все турниры
    • Новак Джокович
    • Роджер Федерер
    • Рафаэль Надаль
    • Наоми Осака
    • Симона Халеп
    • Мария Шарапова
    • Серена Уильямс
    • Карен Хачанов
    • Даниил Медведев
    • Александр Зверев
    • Эшли Барти
    Все теннисисты
  • Бокс/MMA/UFC
    • Новости
    • Блоги
    • Статусы
    • UFC
    • MMA
    • Бокс
    • UFC 246
    • UFC 247
    • Бой Федора Емельяненко
    • Бой Конор Макгрегор — Дональд Серроне
    • Бой Хабиб – Тони Фергюсон
    Все турниры
    • Хабиб Нурмагомедов
    • Конор Макгрегор
    • Федор Емельяненко
    • Александр Усик
    • Василий Ломаченко
    • Энтони Джошуа
    • Деонтей Уайлдер
    • Сауль Альварес
    • Джон Джонс
    • Александр Емельяненко
    Все бойцы
  • Ставки
  • Фигурное катание
    • Новости
    • Блоги
    • Статусы
    • Гран-при
    • Чемпионат Европы
    • Чемпионат мира
    • Чемпионат России по фигурному катанию
    Все турниры
    • Сборная России
    • Сборная Японии
    • Сборная США
    • Сборная Канады
    • Сборная Франции
    Все сборные
    • Алина Загитова
    • Евгения Медведева
    • Александра Трусова
    • Анна Щербакова
    • Михаил Коляда
    • Елизавета Туктамышева
    • Этери Тутберидзе
    • Татьяна Тарасова
    Все фигуристы
  • Биатлон
    • Гонки
    • Новости
    • Блоги
    • Статусы
    • Кубок мира
    • Кубок IBU
    • Чемпионат мира-2020
    • Ижевская винтовка
    Все турниры
    • Сборная России
    • Сборная России жен
    • Сборная Германии
    • Сборная Германии жен
    • Сборная Норвегии
    • Сборная Норвегии жен
    Все сборные
    • Александр Логинов
    • Мартен Фуркад
    • Йоханнес Бо
    • Доротея Вирер
    • Дмитрий Губерниев
    • Лиза Виттоцци
    • Светлана Миронова
    • Екатерина Юрлова
    • Дмитрий Малышко
    Все биатлонисты
  • Стиль
  • Лыжи
  • Легкая атлетика
  • Волейбол
  • Регби
  • Олимпиада-2020
  • Американский футбол
  • Бадминтон
  • Бейсбол
  • Бильярд/снукер
  • Борьба
  • Бобслей/сани/скелетон
  • Велоспорт
  • Водные виды
  • Гандбол
  • Гимнастика
  • Гольф
  • Гребля
  • Единоборства
  • Керлинг
  • Конный спорт
  • Коньки/шорт-трек
  • Мини-футбол
  • Настольный теннис
  • Парусный спорт
  • Пляжный футбол
  • Покер
  • Современное пятиборье
  • Стрельба
  • Триатлон
  • Тяжелая атлетика
  • Фехтование
  • Хоккей на траве
  • Хоккей с мячом
  • Шахматы
  • Экстремальные виды
  • Экзотические виды
  • Промокоды
  • Финансы
  • Прочие
  • Главная
  • Футбол
  • Хоккей
  • Баскетбол
  • Авто
  • Теннис
  • Бокс/MMA/UFC
  • Ставки
  • Фигурное катание
  • Биатлон
  • Стиль
  • Лыжи
  • Легкая атлетика
  • Волейбол
  • Регби
  • Олимпиада-2020
  • Американский футбол
  • Бадминтон
  • Бейсбол
  • Бильярд/снукер
  • Борьба
  • Бобслей/сани/скелетон
  • Велоспорт
  • Водные виды
  • Гандбол
  • Гимнастика
  • Гольф
  • Гребля
  • Единоборства
  • Керлинг
  • Конный спорт
  • Коньки/шорт-трек
  • Мини-футбол
  • Настольный теннис
  • Парусный спорт
  • Пляжный футбол
  • Покер
  • Современное пятиборье
  • Стрельба
  • Триатлон
  • Тяжелая атлетика
  • Фехтование
  • Хоккей на траве
  • Хоккей с мячом
  • Шахматы
  • Экстремальные виды
  • Экзотические виды
  • Промокоды
  • Финансы
    • Матч-центр
      • Футбол
      • Хоккей
      • Баскетбол
      • Авто
      • Биатлон
    • Новости
      • Футбол
      • Хоккей
      • Баскетбол
      • Теннис
      • Авто
      • Бокс/MMA/UFC
      • Биатлон
      • Фигурное катание
      • Прочие
    • Блоги
      • Блоги
      • Форумы
      • Статусы
      • Комментарии
      • Футбол
        • Россия
        • Сборные
        • Лига чемпионов
        • Лига Европы
        • Англия
        • Испания
        • Италия
        • Германия
        • Франция
        • Украина
        • Южная Америка
        • Голландия
        • Португалия
        • Африка
        • Любительский
        • Азия
        • Беларусь
        • ФНЛ
      • Хоккей
        • 🏒Чемпионат мира по хоккею 2019
        • Россия
        • Сборные
        • НХЛ
        • КХЛ
      • Баскетбол
        • Turkish Airlines Euroleague
        • Россия
        • НБА
        • Зарплаты НБА
        • Еврокубки
        • Сборные
        • Еврочемпионаты
        • Женский баскетбол
      • Биатлон
        • Чемпионат мира по биатлону
        • Кубок мира по биатлону
      • Теннис
        • ATP
        • WTA
        • Кубок Дэвиса
        • Кубок Федерации
        • Ролан Гаррос
      • Авто
        • Формула-1
        • Мото
        • Ралли
        • ДТМ
        • Другие серии
      • Бокс/MMA/UFC
        • Бокс Профи
        • ММА
        • Прочее
      • Фигурное катание
        • Чемпионат мира по фигурному катанию
      • Прочие
        • Американский футбол
        • Бадминтон
        • Бейсбол
        • Бильярд/снукер
        • Борьба
        • Бобслей/сани/скелетон
        • Велоспорт
        • Водные виды
        • Волейбол
        • Гандбол
        • Гимнастика
        • Гольф
        • Гребля
        • Единоборства
        • Керлинг
        • Конный спорт
        • Коньки/шорт-трек
        • Легкая атлетика
        • Лыжи
        • Мини-футбол
        • Настольный теннис
        • Парусный спорт
        • Пляжный футбол
        • Покер
        • Регби
        • Современное пятиборье
        • Стрельба
        • Триатлон
        • Тяжелая атлетика
        • Фехтование
        • Хоккей на траве
        • Хоккей с мячом
        • Шахматы
        • Экстрим
        • Экзотические виды
      Все блоги
    • Трансферы
      • Россия
      • Англия
      • Испания
      • Италия
      • Германия
      • Франция
      • Барселона
      • Реал Мадрид
      • Манчестер Юнайтед
      • Ливерпуль
      • Манчестер Сити
      • Зенит
      • Спартак
      • ЦСКА
      • Ювентус
    • Подкасты
    • Статусы
      • Популярные
      • Новые
    • Рейтинг букмекеров
      • Бонусы букмекеров
      • Легальные
      • Зарубежные
      • Киберспортивные
      • Мобильные
      • Российские
      • С кэшбеком
    • Fantasy
      • Fantasy
      • Прогнозы
      • Редакционные игры
      Fantasy-команды
        Другие лигиЛига Прогнозов
          Больше лиг
        • Киберспорт
        • Прогнозы на спорт

        Данила Козловский: «В России и за её пределами я русский артист»

        Данила, Вы сейчас задействованы в нескольких спектаклях, играете в Малом драматическом театре в Петербурге. Вам не обидно, когда говорят, что Петербург — это вечно второй город после Москвы, и в театральном смысле тоже?

        Нет, не обидно, потому что это неправда. 

        А на ваш взгляд, есть ли театральная жизнь в провинции? Успели ли Вы ознакомиться с омским фестивалем «Академия» и его программой?

        К сожалению, не успел, потому что мы рано утром прилетели, но я знаю, что на этом фестивале представлены работы замечательного театра из Новосибирска, прекрасного театра Вильнюса и знаменитого Омского драматического. Знаете, когда я присутствовал на премии «Золотая маска», я очень радовался за театры из провинции, хотя я и не люблю это выражение. Практически все «маски» ушли именно туда. Это потрясающе, поскольку театры за пределами Петербурга и Москвы активно развиваются и приобретают свою невероятную силу. У них появляется свой собственный язык, своя энергия.

        Вы закончили Кронштадтский кадетский корпус и только потом пошли в театральный. Какие качества кадета сегодня есть в актёре Даниле Козловском?

        Это один из тех вопросов, которые ставят меня в довольно странное, я бы сказал, глупое положение. Я думаю, что этот вопрос лучше задать тем, кто меня знает.

        Хвалить себя не хотите. Значит, эти качества хорошие?

        Я надеюсь, что есть среди них хорошие качества, но есть и такие, которые не стопроцентно необходимы в моей профессии. Я помню, как на одном из первых уроков по актёрскому мастерству мы делали упражнения на память физических действий и ощущений: когда ты работаешь с воображаемым предметом. И я делал всё очень быстро, так как  это было налажено у меня ещё с Кадетского корпуса. Мне мои педагоги в академии говорили: «Даня, ты не в армии, не в кадетском корпусе». Есть в жизни всё-таки другие обстоятельства и другое окружение. 

        В чём особенность работы в Малом Драматическом театре и работы с самим Львом Додиным?

        Театр, прежде всего, говорит о сегодняшнем дне и о том, что происходит вокруг нас сейчас. Очень хочется, чтобы зритель, придя в наш театр, смог ответить на какие-то вопросы, а может, и вовсе не получил готовый ответ и «закопался» в своих размышлениях и сомнениях. В любом случае нужно говорить о том, что происходит сегодня, пытаться построить диалог и даже в таких, казалось бы, классических текстах, как «Вишнёвый сад». Для меня этот спектакль ещё и важен именно поэтому. Я вообще не люблю классифицировать свои спектакли и выделять, какие я люблю меньше, а какие больше, но «Вишнёвый сад» для меня особая работа. Для меня, как бы это банально ни звучало, это действительно гигантский подарок со стороны Льва Абрамовича.

        Но в Омск Вы приехали с другим спектаклем — «Коварство и любовь». О чём этот спектакль Льва Додина — больше о любви или коварстве? И какой он, Ваш герой Фердинанд?

        Как говорил Лев Абрамович, в нём многое схоже с Гамлетом. Он приехал из университета, где долго учился, и дома он оказался с каким-то преломлённым мозгом. У него определённые принципы и правила, убеждения, которые он приобрёл во время учёбы. Он идеалист.

        Сам Лев Абрамович говорит, что этот спектакль о любви и о коварстве любви, и о том, как это чувство может обернуться чем-то уничтожающим. Это и происходит с Фердинандом. Когда его идеализм превращается в уничтожающую силу и делает из него убийцу. Даёт ему право судить и убивать. Когда он понимает, что Луиза его обманула, и решает, что такой человек, как она, не может жить на этом свете, он приходит и уничтожает эту «змею». Это во многом и есть проявление другой стороны идеализма, проявление коварства любви.

        В театре важно не сколько показать какое-то действо на сцене, сколько поговорить со зрителем, дать ему пищу для размышления. А если в спектакле обращаются к историческим фактам, то это ещё и способ передать знания. В «Коварстве и любви» заложено какое-то сообщение зрителю? Линия Фердинанда и Президента, отца и сына, это тоже линия любви?

        Если бы этой линии не было, то было бы скучно играть. Конечно, там есть любовь. Странная, больная. Но другое дело, что там есть и то, что мешает этому чувству.

        А Вам приходилось когда-нибудь делать выбор — театр или кино?

        Нет, такого никогда не было. Мы стараемся заранее планировать жизнь в театре, чтобы ничто не помешало играть на сцене.  

        Бывали моменты, когда снимаешься в какой-то картине и уже заранее знаешь, что «не то», не твоя роль? Как Вы понимаете, что готовы к роли?

        На этот вопрос никогда нельзя дать ответ. Ты всегда будешь осознавать, что не готов к роли. Это и есть правильное ощущение, потому что как только ты понимаешь, что готов к роли, ты заблуждаешься. Ну как можно быть готовым к роли? Ты же пытаешься рассказать про кого-то, и ты пытаешься прожить жизнь, пусть и за полтора часа, но всё-таки чью-то жизнь. Это можно сравнить, например, с незнанием того, что произойдёт с тобой в следующую секунду в реалии жизни. Также на сцене и в кино. Уже если где и нет совершенства, то это в нашей профессии (улыбается).

        Вы снимались в «Дубровском», классической истории, рассказанной на современный лад, и скоро Вы сыграете современного Евгения Онегина. Параллельно играете в нескольких спектаклях по классике. Вам интереснее и ближе всего играть классику в чистом виде или всё же истории, переделанные на современный лад?

        На самом деле всё зависит от идеи, сценария и концепта. Сейчас я мечтаю о своём фильме, где сценарий будет построен на нескольких классических произведениях.

        Если есть интересные идеи, как в случае с «Евгением Онегиным», когда действие переносится в наше время, почему нет? Это тоже имеет место быть. Если там есть смысл, то вопрос, где и в какое время это происходит, хотя и важен, но он уже не на первом месте. На первый план всё-таки выходит то, о чём ты хочешь поговорить со зрителем, и то, зачем ты берёшь это произведение.

        У Вас замечательно складывается карьера в кино и театре в России, а сейчас на Вас обратили внимание в Голливуде. Вы прошли кастинг фильма «Академия вампиров» вообще по скайпу. Для Вас это удача?

        Это опыт, который важен и ценен, и он для меня, безусловно, положительный. Это некая попытка расширения своего пространства, границ и территории. Для меня это важно. Общение с западными кинематографистами и западной культурой вообще интересно. Я стараюсь и дальше продолжать это направление.

        Но есть одно большое НО: я русский артист, и я носитель русского языка. Для меня важно оставаться и работать в своей стране, как в театре, так и в кино. Здесь действительно много людей, которые хотят со мной работать, и я им очень благодарен за это. У нас масса планов и идей, которые мы отчасти уже реализовали, а что-то, надеюсь, реализуем в будущем.

        И, несмотря на, мягко говоря, тревожную и опасную внешнеполитическую ситуацию, я всё равно уверен, что в 21 веке есть масса способов общения со всем миром. В том числе и для меня как для артиста, который работает и в своей стране, и за её пределами.

        Несколько месяцев назад Вы уже выходили на сцену Драматического театра в рамках фестиваля «Движение». Именно благодаря ему все узнали о фильме «Антон тут рядом». Сейчас Вы являетесь официальным лицом одноименного фонда, который помогает детям, больным аутизмом, и делаете для него многое. Какое первое впечатление произвёл на Вас этот фильм?

        (Задумался) …Вот, наверное, такое. Этот фильм меня поразил. Это очень серьёзный и пронзительный фильм. Больной, потрясающий, грустный и в то же время светлый. Для меня это произведение, которое может в тебе что-то изменить, пусть и ненадолго, но это уже немало.

        Я делаю не так много для фонда, как хотелось бы. Для него много делает Любовь Аркус, которая, на мой взгляд, совершает акт гражданского героизма, если можно так сказать.

        Эту историю из Вашей жизни уже нельзя вычеркнуть? Ведь если ты так близко с этим соприкасаешься, то по-другому жить уже невозможно.

        Может быть, но мне пока неловко об этом говорить. Как раз об этом вопросе должны говорить другие. Конечно, общение с этими детьми тебя меняет. Это не болезнь, это просто такое развитие нервной системы. А если уже и говорить об этом как о болезни, то для меня это гениальная болезнь. Я это так называю.

        На самом деле в этом фонде замечательные дети. Один мальчик сочиняет стихи и читает их — просто Гомер какой-то! Другой пишет музыку. Сам Антон, которого спасла Люба (а он действительно увядал), писал записки. И когда ты их читаешь, понимаешь, что там нет ни единого лишнего слова — все одна композиция. Они на такие размышления и фантазии тебя провоцируют.

        Говорят, не создай себе кумира, но есть ли в Вашем окружении люди, которых Вы бы могли назвать своими «Учителями»?

        Я счастливый человек, потому что, когда у меня появляется возможность говорить о своих учителях, я о них говорю — и на сцене, и в интервью. Это два замечательных человека — Лев Абрамович Додин и Валерий Николаевич Галендеев, педагог по сценической речи в нашем театре. Это люди, которых я бесконечно люблю. Да, это общие слова, которые говорят часто и по разным случаям, но я действительно не могу представить свою жизнь без этих людей. Да я даже и думать об этом не хочу.

        Что бы Вы сейчас как артист, у которого всё хорошо складывается, хотели себе ещё пожелать?

        Знаете, список такой большой (смеется). Я не буду ничем удивлять, да и не хочу это делать. Первое и самое важное для меня, — чтобы люди, которых я люблю и без которых не представляю свою жизнь, были здоровы и жили как можно дольше. Да, говоря об этом, мы показываем любовь к самому себе. Это одна из форм проявления эгоизма, я не отрицаю. Но давайте проявлять эгоизм именно таким способом. Ну, а дальше поехали по списку: дома, машины, квартиры и роли. Шучу (смеется).

        Не могу не задать этот вопрос. После выхода на экраны фильма «Духless», а потом уже и «Легенды №17» многие стали называть Вас «секс-символом» — лестно ли Вам такое определение или тяготит?

        Ну, я же не плачу за это налоги, поэтому пусть называют (улыбается).

        Интервью с актером Данилой Козловским

        Данила, мне повезло посмотреть несколько сцен из фильма перед нашим интервью. Но насколько образ Владимира для вас по-актерски был новым? Ведь у вас были уже брутальные герои.

        Здесь все-таки не в брутальности дело. А в том, что историческое кино, чем дальше его время от нашей современности, тем оно сложнее. Ведь можно впасть в такую «Сказку о царе Салтане» или костюмную залипуху, где современные актеры будут выглядеть ряженными. Первая сложность была в том, чтобы все происходящее было максимально живым, и в то же время не впадало в другую крайность, когда ты изображаешь исторических персонажей — и вдруг говоришь не своим голосом, ходишь не своим телом и вообще похож не на человека, а на какой-то памятник. Найти этот баланс при первом прикосновении к материалу — самое непростое. А дальше встает вопрос драматургии, насколько сложна роль, как перед тобой ставят художественные задачи и готов ли ты их решить. И в этом смысле «Викинг» для меня — одна из самых непростых ролей, но очень интересная. Потому что люди, которые все это делали, я имею в виду режиссера Андрея Кравчука, продюсеров Анатолия Максимова и Константина Эрнста, эти люди поставили перед собой фактически невыполнимую задачу, обреченную изначально. В наше время в довольно молодой индустрии, талантливой, растущей, развивающейся, но пока не самой безупречной, они пытались решать задачи, которые больше, чем сама индустрия. Именно такие люди и такие фильмы толкают кинематограф вперед. И мне было очень интересно с ними отправиться в это путешествие, в это абсолютно авантюрное и безуспешное предприятие.

        Почему же безуспешное?

        Ну, это изначально так было. Сейчас я уже посмотрел фильм, и это результат, который точно оправдывает то, что мы здесь все сегодня собрались.

        Прежде чем перейти к обсуждению вашего князя Владимира, хочу узнать вот что: когда вы расстаетесь со своим персонажем? Когда выходите на красную дорожку на премьере? Или когда на площадке звучит команда «Стоп! Снято!»?

        Нет, после финальной сцены озвучания. А иначе с ума сойдешь. Если их хранить, это может навредить другим ролям, какие-то черты начнут кочевать из одного образа в другой. Это, как говорит Машков, подселенцы. Вот он в тебя вселился в начале фильма, этот подселенец, отлично. Но потом его надо давить, убивать (Смеется.). Чтобы он не встретился с другим в твоей следующей роли. Эмоции, воспоминания, чувства будут со мной всю жизнь. Но с панцирем, костюмом, который ты на себя надеваешь, надо расставаться моментально, сразу и безжалостно.

        Разобрались, как князь Владимир с печенегами… Вы видели «Полночь в Париже» Вуди Аллена? Помните, как герои этого фильма искали свою собственную Belle Époque? Вы — русский парень, в детстве наверняка в солдатиков играли. Для вас X век на Руси был той самой эпохой, в которую вам было любопытно заглянуть, или вы расценили роль в «Викинге», как классический актерский вызов?

        До начала работы у меня эта эпоха не вызывала какого-то особенного интереса, если честно. После того, как мне Андрей Юрьевич Кравчук (режиссер, автор сценария «Викинга». — Прим.) показал первые эскизы и продемонстрировал как вообще этот мир, который они придумали, может выглядеть, он стал моей, как вы сказали, Belle Époque. Мне захотелось каким-то образом проникнуть в то время, покопаться в нем, пожить. Я помню, когда я в первый раз приехал на площадку в Главкино с Игорем Гринякиным (оператором картины. — Прим.), носился по нашим декорациям, как ребенок. А они никак не могли остановить меня, чтобы сделать фотопробы. Невероятный художник Сергей Агин построил четыре города!

        Я вас понимаю. Я, когда смотрела фрагменты, тоже хотела очутиться внутри. А для создания самого образа Владимира что сделали? Учебник истории перечитали или «Повесть временных лет»?

        Когда читаешь эти книги, в воображении формируется некий канонический образ князя Владимира: крестителя, мощной фигуры в российской истории. Тут очень легко «забронзоветь» персонажа еще до входа в кадр. А нужно, чтобы герой вызывал у зрителя сочувствие, отклик, провоцировал конфликт, спор, диалог — что угодно, любую форму общения. А соотнести и как-то эмоционально подключить себя к памятнику невозможно. Персонаж должен быть живым, настоящим. Конечно, я читал книги, но для меня в этой работе главным был Кравчук, который шесть лет занимался подготовкой к фильму и перечитал все. И сценарий был для меня ожившим учебником: в нем многое взято из «Повести временных лет», из норвежских саг. Он и был моим вдохновением, точнее, неким полем, откуда я мог воровать ягоды.

        Вот кстати, у вас же партнеры на площадке были норвежцы, шведы. Не подучили какой-нибудь скандинавский язык?

        Нет, для меня это непосильно. Я замучился учить эти шведские фразы и озвучивать их. (Дальше следует непереводимый набор звуков, с которым Данила изображает шведскую речь — Прим.). Это очень сложно.

        В «Викинге» есть эпизод, где вы мечете копье в ворота города. Вы на самом деле запустили его в декорацию?

        Да, но я один раз только попал в ворота. Думал, будет легче. Мне говорят: «Кинешь копье?» Я: «Ребят, вы смеетесь?» Первый раз кидаю — не попадаю. Думаю, что такое? Второй раз кидаю — не попадаю. Еще плечо было вывихнуто. Третий раз кинул — еле-еле. Оно у меня вот так летело (показывает ручкой траекторию: копье стремительно падает в самый низ ворот). А потом собрался, нормально метнул. Со звоном.

        А оно тяжелое? Как настоящее?

        Да, конечно, с железным наконечником. Иначе оно бы не всадилось в деревянные ворота.

        Спрошу у вас, как у человека, который посмотрел уже фильм целиком. Меня даже по отрывкам удивил такой подчеркнутый натурализм, а-ля Мэл Гибсон. То есть кровь, бойня… Вас, как потенциального зрителя, привлекает или, наоборот, отталкивает такая чрезмерная «мясистость» фильма?

        Такой натурализм должен быть уместным. Когда он неорганичен, меня это отталкивает. А когда на своем месте — цепляет, усиливает смысловые моменты, важные для авторов. И в случае «Викинга», мне кажется, это очень правильно. То есть там нет любования натурализмом, смакования. Все очень уместно и точно дозировано. Помните великий фильм « Охотник на оленей» Майкла Чимино? Там есть несколько сцен таких очень сильных, натуральных. Или « Апокалипсис сегодня». У меня при просмотре этих картин ни разу не было такого, чтобы я отворачивался от экрана. Я смотрел, был в этом мире. Меня как будто схватили и несколько раз сильно встряхнули. И это работает, вызывает те чувства и эмоции, которые должно. Я ни в коем случае не сравниваю «Викинга» с этими шедеврами, но по степени влияния натурализма на человеческую психику, на мой взгляд, там тоже все уместно.

        А сами, когда посреди этого месива стояли, что чувствовали?

        Холодно было. Кажется. Это были первые съемочные дни, я довольно сильно волновался — такие важные сцены, самое начало. Но такого, что вот стою посреди месива я — князь Владимир, такого не было. Помню, было холодно и, как всегда, уходило солнце, нужно было все успеть снять…
         
        Удивительно, вы, оказывается, до сих пор волнуетесь в начале съемок?

        Всегда волнуюсь. Даже когда интервью даю. На мой взгляд, это правильно. Как только это уйдет, пора будет задуматься.

        ИНТЕРВЬЮ ELLE: ДАНИЛА КОЗЛОВСКИЙ | Блогер daruma777 на сайте SPLETNIK.RU 12 мая 2014

        Репутация Данилы Козловского — гроза журналистов, один из самых неудобных героев для фотосессий и интервью. «Готовься, он может встать и уйти посреди разговора, — предупреждали меня коллеги. — Или заявить, что вопросы твои глупые, и всю беседу просидеть с постным лицом. Он трудный, колкий и непонятный». Забегая вперед, скажу, что все так и есть: звезда «Гарпастума», «Распутина», «Духless’а», «Легенды № 17», «Академии вампиров», «Дубровского», а теперь и рекламы Chanel Coco Mademoiselle, в отличие от многих персонажей оте­чественного киноэкрана, не старается быть милым, не генерирует ежесекундно шутки и не сыплет забавными историями из собственной жизни по поводу и без. Он вообще не про пиар. Козловский, который родился в Москве, хотя у публики ассоциируется исключительно с Санкт-Петербургом, и сам как город на Неве: печальный, честный и невыразимо прекрасный. Парадокс в том, что четыре съемочных часа с «неудобным» героем пролетели как один миг. Эмоция за эмоцией: Данила смеется, Данила хмурится, Данила изображает Роберта де Ниро. Итог: сотни кадров, из которых почти невозможно выбрать лучший, сорок минут разговора, из которого не выкинешь ни слова, и команда ELLE, где все как один влюблены в Козловского.

         

        ELLE Какое впечатление произвела на вас Кира Найтли?

        Д.К. Самое замечательное. Она очень простой в общении, милый, прелестный человек, с которым невероятно легко и приятно работать.

        ELLE Какую роль играют запахи в вашей жизни?

        Д.К. Абсолютно все имеет свой аромат. Детство, юность, прошлое в целом… Скажем, когда я приезжаю в Москву весной, в меня врезается этот запах — теплый, особенный, и я мгновенно оказываюсь в детстве. Недавно был в Италии и ощутил тот самый аромат, который впервые почувствовал в 2004 году, — мы с курсом приехали в Италию, это была моя первая «заграница». И вдруг, спустя 10 лет, тот же запах — и сразу столько воспоминаний…

        ELLE В Chanel о вас отзываются как о настоящем трудоголике. Как вы понимаете, что готовы к роли?

        Д.К. Такого не бывает. Готовиться можно вечно, бесконечно, и все равно останется ощущение, что чего-то не доделал. С другой стороны, каждая роль требует своей степени готовности, в зависимости от требований, предъявляемых режиссером, от времени, которым ты располагаешь, от сценария и твоих собственных внутренних стандартов. В «Легенде № 17», например, было необходимо хорошо кататься на коньках. И я, насколько мог, ­освоил это занятие. Может, и не так хорошо, как мне самому хотелось бы, но для работы хватило. А дальше мне помогли дублеры, режиссер Коля Лебедев, ­спецэффекты, монтаж…

        ELLE Это такой западный подход — сделать все, чтобы «слиться» с героем? Американские звезды худеют, полнеют, чуть ли не под нож ложатся ради роли. Можно ли, по вашему мнению, вообще сравнивать Голливуд с российской киноиндустрией?

        Д.К. Я бы не стал сравнивать. В России очень молодая индустрия, ей всего 24 года. Я начинаю отсчет времени от распада Советского Союза, когда мы практически лишились профессии как таковой и начали развиваться едва ли не с нуля. У нас все впереди, мы растем, я абсолютно убежден в этом. Основная сложность российской киноиндустрии не техническая «отсталость» и не кадры, а проблема с профессиональной культурой, этикой и репутацией.

        ELLE Объясните — что это значит?

        Д.К. Иногда люди, занятые в кино, не дорожат своим местом, именем, они позволяют себе, совершая ошибки, сильно на эту тему не беспокоиться. Подумаешь, ну ошибся, ну ничего. Даже страх увольнения не пугает.

        ELLE А вы склонны к самокритике? Собственные ошибки видите и помните?

        Д.К. У нас такая профессия, в которой, если ты ошибаешься, это сразу видно — на экране, на сцене. Критики, а главное, зрители просто не дадут тебе забыть об ошибке.

        ELLE Кто для вас безусловный авторитет в российском кино?

        Д.К. В первую очередь это Лев Абрамович Додин, мой учитель. Валерий Николаевич Галендеев, грандиозный педагог по речи и мой учитель. Это Владимир ­Меньшов, Валерий Тодоровский, Олег Меньшиков… Все это люди, с которыми меня связывает много большее, чем просто знакомство.

        ELLE Вы назвали имена людей, которые, что называется, работают в мейнстриме.

        Д.К. Я не делю режиссеров и вообще людей киноискусства на мейнстримовых и артхаусных. Я делю их на тех, с кем хочу работать, и тех, с кем работать, может быть, не обязательно. «Модные» они или нет — это дело десятое. Подобное разделение существует в головах тех, кто занимается не творческими, а больше коммерческими вопросами. Например, картина «Дубровский», которая вообще снималась как телесериал, была в итоге «расписана» тысячей копий. Ее крутили во всех кинотеатрах, хотя фильм никак нельзя назвать блокбастером.

        ELLE Дубровский как герой вам близок? Вы скорее по натуре бунтарь, Робин Гуд или существуете в общепринятых рамках приличий?

        Д.К. Представляете, если я скажу: «Да, я существую в заданных рамках», все пожмут плечами: «Ну и ладно». Заявлю: «Я — Робин Гуд!», ответят: «Идиот». Вопрос такой… непростой. Как ни поверни, ответ будет довольно странным. В какой-то ситуации я остаюсь в рамках, а где-то позволяю себе за все эти рамки выйти.

        ELLE Вам интересно играть классику?

        Д.К. Конечно. Но многое зависит от того, в чьих руках она оказывается. Когда это руки Льва Додина, я получаю космическое удовольствие от работы. Сейчас играю «Вишневый сад», и это тот редкий случай, когда жалеешь, что репетиция закончилась. Или «Коварство и любовь» Шиллера. Я сказал Льву Абрамовичу, что мне не нравится пьеса, а потом, через два дня после начала репетиций, подошел к нему и извинился за свою недалекую оценку великого произведения. Конечно, классика — это замечательная, потрясающая литература. Другое дело, когда ее извращают, преследуя непонятные, странные художественные цели, мне это кажется странным и непонятным. Возникает вопрос: а для чего, собственно?

         

        ELLE В таком случае что такое для вас «хорошее кино»?

        Д.К. Буду банальным: хорошее кино — это то, которое имеет успех у зрителя.

        ELLE То есть критерий — полная касса?

        Д.К. И касса в том числе, конечно. Не буду кокетничать, я не жалею, что «Легенда № 17» или «Духless» ­собрали деньги в прокате. Но коммерческий успех — ­далеко не все. Хорошее кино должно задевать, волновать, что-то во мне пробуждать.

        ELLE Вам приходится выбирать между кино и театром?

        Д.К. Нет. Главное — грамотно все спланировать. Я выпустил «Вишневый сад», а сейчас занимаюсь кинопроектом, который совместно с Сергеем Ливневым продюсирую и в котором играю главную роль, — это фильм Павла Руминова «Статус свободы».

        ELLE На странице этого проекта «ВКонтакте» висят объявления из серии: «Ищем студию», «Разыскиваем квартиру для съемок», «Нужны люди для массовки…» То есть спонсора вы не нашли?

        Д.К. Мы пытаемся снять наше кино за не очень большие деньги. Это фильм о любви и расставаниях. Грубо говоря, о том, как мальчика бросила девочка и он пытается со всем этим справиться. Вообще, кино профессиональное, в нем играем я и Лиза Боярская, но мы также объединяем волонтеров, которым это интересно. Историю, положенную в основу сюжета, Паша рассказал мне года полтора назад. Помню, мы сидели в кафе, и я буквально заорал: «Паша, пожалуйста, давай писать сценарий! Я тебе все сделаю — и сыграю, и деньги найдем, только пиши». Надеюсь, к Новому году «Статус свободы» появится в прокате.

        ELLE Каков ваш личный статус — вы чувствуете себя свободным человеком? Тем, кто может говорить и делать что хочет?

        Д.К. Я думаю, это неверное определение свободы — делать и говорить что хочешь. Надо говорить и делать то, что тебе диктуют твои убеждения, культура и воспитание, надо руководствоваться принципами, а не простым желанием высказаться. Если не боишься говорить то, что считаешь нужным, когда этого требуют обстоятельства и ты сам, то ты действительно свободен.

        ELLE И как, у вас получается?

        Д.К. Это лучше спросить у тех, кто со мной общается. Для кого-то я человек свободных взглядов. Для кого-то — обыкновенный хам. Кто-то считает меня глупым, некультурным, невоспитанным. Но есть люди, которые искренне меня любят и дорожат моим мнением.

         

        Данила Козловский: интервью с актером о ролях в театре и кино

        Его можно было бы назвать самым голливудским из российских актеров. Но, боюсь, Козловскому это не понравится: слишком самоироничен. А еще разборчив. Сценарии, приглашения сниматься, быть лицом именитого бренда, награды сыпятся как снег. Но если достойного предложения нет, скорее сделает перерыв в съемках или сам встанет у руля перспективного проекта. В январе на экраны выходит грустная комедия «Статус: свободен» — первый продюсерский опыт актера, сыгравшего в фильме главную роль. Его герой — Никита, от которого уходит любимая.

        Я не могу поверить, что девушка, даже если ее играет Лиза Боярская, может бросить юношу с харизмой Данилы, да к тому же мечтающего стать стендап-комиком. Как это — уйти от него, вы только представьте, к рядовому стоматологу? Невозможно! Но случается. И не только в кино. История, которую снял режиссер Павел Руминов, не про то, как влюбленные поссорились да и примирились. А про боль расставания — кто не испытывал подобной боли?

        Для Козловского это не просто очередная роль. Она задела, растревожила, став возможностью для сокровенного высказывания на важную тему: «Дело не в том, что меня кто-то бросал или я кого-то. Как ни странно звучит, разлука открывает новые возможности. В моей жизни были расставания с прекраснейшими девушками. Отчасти фильм — продолжение диалога с теми из них, с кем после расставания сохранились доверительные отношения. Порой даже более сложные и тонкие, чем во время зажигательного романа». К тому же Даниле показалось, что есть шанс сделать такую комедию, какой она в его представлении и должна быть: «Считаю, что жанр изуродован нещадно. Если зритель любит комедии, почему бы не делать элегантные, умные фильмы?»

        Самая ненавистная тема интервью, по версии Данилы Козловского, — прекрасная внешность: «Не могу про это уже слышать. Недавно моя девушка написала мне: «Знаешь, я прочитала все твои интервью последних лет. И не узнала о тебе ни-че-го. Одни и те же вопросы, примерно одни и те же ответы». Его раздражение можно понять. Даже после такой сложной, рискованной роли, как решительно осовремененный Дубровский, его пытали: «Как вам удается быть таким обаятельным?» А ведь эта работа, да и ряд других ролей могли бы стать темой для дискуссии. О неизменности вечных русских вопросов. О попытке нащупать современные проблемы и болевые точки в хрестоматийном пушкинском тексте. Данила улыбается: «Значит, все не так уж плохо с моей фильмографией. Конечно, кино должно вызывать на откровенный разговор».

        На протяжении всей карьеры с имиджем красавчика и амплуа романтического героя он расправляется беспощадно. Идет от противного, ищет в персонажах острые углы. Ради роли готов к любым бесчинствам: побрить ноги, натянуть сверкающий прикид, встать на каблуки и спеть в Casta Diva в «Весельчаках», доказав всем: ну вот же идеальный актер для мюзикла!

        Он неузнаваем в роли слепого альбиноса, сладострастно убивающего человекообразных в сказке-комиксе про киборгов «Хардкор». Кстати, после показа фильма Ильи Найшуллера на последнем фестивале в Торонто права на хоррор за десять миллионов долларов приобрела одна из крупнейших американских компаний для дистрибуции в США, и скоро фильм выйдет в широкий прокат.

        Кажется, Данила завел внутри себя кувалду и крушит с ее помощью наработанные клише: «Для меня это сознательная история. Принципиальный метод. Понимаю, как легко окаменеть, угнездившись с комфортом в амплуа, но оно рано или поздно тебя задушит». Таким личным землетрясением для него стала недавняя премьера в Большом театре. «Большую мечту обыкновенного человека», музыкальное представление с симфоническим оркестром на основе песен Синатры, Беннетта, Коула готовили больше года. «Конечно, мы рисковали. И все же я предпочитаю риск сожалению, что не осмелился. Концерт готовили как разовую акцию, но резонанс события дал импульс продолжению. На Рождество шоу покажут в «Крокус Сити Холле». Планируется тур по стране.

        Он — развивающийся, взрослеющий актер, раздвигающий горизонты профессии. И продюсирование фильма «Статус: свободен» — один из многих способов развития. А еще возможность поблагодарить близкого человека, маму Надежду Звенигородскую. В фильме у них трогательный и комичный дуэт. Мама — вообще главный человек в его жизни. Актриса по образованию, она разглядела в нем дарование и заразила вирусом актерства: «Без мамы ничего бы не было. Я вообразить себе не мог, что лицедейство может стать профессией. Примерно представлял: хочу заниматься этим дальше, но что в моем представлении было «этим»? Читать стихи и петь в самодеятельности, скоморошествовать в кавээнах? Однажды мама посадила меня перед собой: «В этой профессии конкуренция жесточайшая. Таких, как ты, тысячи по всей России. И даже среди счастливчиков, попавших в театральные труппы, настоящих актеров единицы. Ты можешь стать одной из теней сцены, затеряться в массовке». Спрашиваю: «А как же кумиры — известные, любимые?» — «А они работали как каторжные. Ты готов?» Я клялся воодушевленно, не подозревая, насколько правдивы ее слова. Но мама почувствовала, что во мне есть силы справиться со стеной, которую придется пробивать собственным лбом, чтобы стать настоящим актером».

        В театральной академии на него обрушилась новая жизнь — голова пошла кругом: «Я же был коротко стриженный мальчик из Кронштадтского кадетского корпуса, который пел строевые песни, маршировал по плацу. Жил среди пацанов. А очутился в мире, где можно носить длинные волосы, где девочки сидят рядом и могут, дурачась, обнять, поцеловать. Мы-то девочек видели по субботам и воскресеньям, когда ходили гулять в город. А здесь кипяток из волшебного варева: яркие краски, эмоции, отношения. И при этом армия похлеще, чем в корпусе. Занятия с девяти утра до двенадцати ночи».

        Столкновение с этим миром не только оглушило, но и пробудило в нем колоссальный азарт. Несмотря на загруженность в кино, он продолжает играть на сцене Малого драматического театра — одного из лучших в Европе. Сейчас Лев Додин, называющий Данилу своим любимым учеником, ставит с ним «Гамлета». А вот в кино, мне кажется, он так и не обрел единственного, главного для себя режиссера, который открыл бы ему самому иного, неузнаваемого Козловского. «Нет, — возражает Данила, — такие режиссеры есть. Интересно работать с Николаем Лебедевым, Пашей Руминовым. Невероятно важно для меня сотворчество с Андреем Кравчуком, с которым мы сняли сериал «Викинг». Алексей Герман — первый мой режиссер в кино. Он в меня поверил, когда меня никто не знал». Данила признается, что всегда будет благодарен Герману за серьезную роль в «Гарпастуме». Сейчас готовятся съемки новой германовской картины «Довлатов». Козловский — валютчик Акула, колоритнейший персонаж.

        На одном из киносайтов я пыталась сосчитать число фильмов с его участием, которые в ближайшее время выходят на экраны. Комедия «Пятница», триллер «Экипаж», фантастическая страшилка «Хардкор», исторический роман «Матильда», позже — «Довлатов», «Декоратор»… Со стороны ощущение дикого бега. «У меня нет чувства загнанности. Напротив, такой кайф!» Ясно, что для Данилы это не просто нащупывание разных дорог, но и постоянный риск. И, значит, адреналин, а именно этого ему и надо.

        Подпишитесь и станьте на шаг ближе к профессионалам мира моды.

        Фото: СЛАВА ФИЛИППОВ

        Интервью Данилы Козловского Владимиру Познеру

        19 апреля в прокат выходит «Тренер» – режиссерский дебют Данилы Козловского, артиста, умеющего одним своим появлением на экране превращать фильмы в золото. По просьбе GQ с Козловским поговорил Владимир Познер.

        Вы, на мой взгляд, для России уникальное явление. Я скажу, что я имею в виду. Вы кинозвезда. Вот вы вообще понимаете, что это такое – кинозвезда?

        – Скажем так, в теоретическом смысле я понимаю.

        – Я вот что имею в виду: блестящих, великих актеров в России всегда бы­ло достаточно, а вот звезд, на мой взгляд, вообще не было. В советское время, возможно, была одна звезда – Любовь Орлова. Причем это не­обязательно великий актер или актриса, но это какое-то сочетание вещей, которое выделяет этого человека, делает его не просто популярным, любимым, а каким-то совершенно особым. Вот если вас спросить, не относительно вас, а вообще: звезда – это что?

        – Я не раз уже, кажется, цитировал слова Хамфри Богарта, который говорил, что если твое имя не произносят бегло в Карачи, то ты не звезда. В нашей стране понятие «звезда» – очень специфическое и, я бы сказал, относительное.

        – Смотрите, это ведь необязательно великий актер. Вот если взять супер­звезду американскую Мэрилин Монро – актриса ведь она средняя, неплохая актриса, но не выдающаяся. И тем не менее она суперзвезда. Или, скажем даже, Дэниэл Крэйг, последний Джеймс Бонд, – звезда, но актер… Я видел много таких и гораздо лучше. Вот вы могли бы сказать, что обязательно должно быть в человеке, чтобы этот человек стал звездой?

        – Я, наверное, буду какие-то общие слова говорить, но в первую очередь это оп­ределенная энергия, дар, какая-то магия. Совокупность качеств, которые делают твое существование на экране исключительным. И в этом смысле я не соглашусь с вами, что Мэрилин Монро – средняя актриса. Я так точно не могу сказать. Для меня она вообще личность грандиозная – во многих смыслах. И профессионально, и исторически.

        – А в кино вы ее много видели?

        – Да, я видел с ней очень много фильмов. И опять-таки это определенный жанр, в котором она существовала либо вынуждена была существовать. Мне очень любопытно было бы на нее посмотреть в какой-то серьезной драматической или трагической роли. И я убежден, что нас ждал бы очень интересный результат. Или, скажем, Дэниэл Крэйг, которого вы упомянули: да, у него есть роли типа Джеймса Бонда – понятные, и, наверное, они много не требуют. Хотя и тут все не так просто. Но я видел с ним несколько картин, которые принято называть независимыми, и это были очень сильные роли.

        – Может быть, вы и правы. Вам 32 года. Я посчитал, что вы снялись за это время в 41 фильме. Это довольно много, то есть количество фильмов превосходит ваш возраст на девять. Вот если попросить такого обычного российского гражданина, который любит кино, перечислить фильмы, в которых снимался Данила Козловский, сколько он вспомнит, как вы думаете? И какие он назовет?

        – Наверное, это будут фильмы, у которых была наиболее крупная маркетинговая кампания. Скажем, «Легенда №?17», «Экипаж», «Духless», «Мы из будущего». Я надеюсь, фильм «Тренер» войдет в их число. Это понятно, потому что много средств было вложено в продвижение. Но было несколько раз, когда в разных точках земного шара ко мне подходили люди и благодарили за фильмы, которые не имели такой широкой рекламной кампании. Например, «Гарпастум» Алексея Германа-младшего. Или фильм «Мишень» Александра Зельдовича. Это фильмы, которые не шли широким прокатом, но по каким-то причинам зрителям запоминались.

        – Но 41 фильм за 32 года. Вы еще голодный?

        – Голод еще не начался, я думаю. С другой стороны, как однажды сказал Александр Сокуров, иногда надо поститься. Конечно, где-то мне надо было поститься. Были такие фильмы, в которых не стоило сниматься. Сожалею ли я о них? Нет, я не могу так сказать. Это дорога, по которой мне надо было пройти. И даже если я где-то ошибаюсь, то все равно это опыт, который в будущем, я надеюсь, все-таки чему-то меня научит…

        Полную версию читайте в новом номере журнала GQ, который появится в продаже 15 марта.

        Данила Козловский: фото актера и интервью о карьере в кино | GQ

        Костюм-тройка из бархата, хлопковая рубашка, все Giorgio Armani; ботинки из кожи, Baldinini; часы, Chanel Horlogerie

        Костюм-тройка из бархата, хлопковая рубашка, все Giorgio Armani; ботинки из кожи, Baldinini; часы, Chanel Horlogerie

        «Испытай боль с удовольствием» — настойчив­о рекомендует реклама автоматического массажера ступней в сингапурском аэропорту Чанги. Два часа ночи, все закрыто, и самомассаж с нотками садомазохизма — здесь и сейчас единственное возможное развлечение. Крошечные сингапурские школьники глядят на меня глазами, которыми отечественные дети в зоопарке провожают тапира, то есть, можно сказать, с интересом. Через несколько часов я уже буду в Индонезии, на съемках фильма «Духless 2».

        Продолжение прокатного хита 2011 года («Духless» собрал в прокате $14,5 миллиона, тогда как стоил $2,8 миллиона) сначала называлось «Дауншифтер», однако незадолго до съемок продюсеры решили остановиться на незатейливом, но надежном «Духless 2». Тем более последний раз Макса, героя Данилы Козловского, мы видели только-только выбравшимся из мусорного бака, а значит, его балийская гастроль не такой уж дауншифтинг.

        Козловский, который на съемках «Шпиона» боксировал, а в «Легенде № 17» забрасывал шайбы, для второго «Духless» научился серфингу. «Иногда кажется, что это лучше, чем секс! — рассказывает он нашему фотографу о волне, которую поймал утром перед сменой, и тут же, обернувшись ко мне: — А что это ты там записываешь?»

        «Standby! Roll Sound! Rolling! Мотор идет! Action!» Сегодня съемки проходят в балийской тюрьме Керобокан, про которую мне теперь известно, что она кишмя кишит невезучими австралийцами, попавшимися на наркотиках, а также что тут ждет расстрела пятидесятивосьмилетняя британская домохозяйка, прихватившая с собой на остров кокаина на £1,6 миллиона, причем втянувшие ее в это дело наркоторговцы с опытом и связями отделались двумя-тремя годами здесь же, в Керобокане. «Стоп! — слышу голос режиссера Романа Прыгунова. — Чуть быстрее».

        Костюм из мохера и шерсти, хлопковая рубашка, галстук из шелка, все Prada; кожаные ботинки, Alberto Guardiani; часы, Chanel Horlogerie

        Костюм из мохера и шерсти, хлопковая рубашка, галстук из шелка, все Prada; кожаные ботинки, Alberto Guardiani; часы, Chanel Horlogerie

        Макс выглядит так, будто уже провел в этом приятном месте несколько дней: взмокшая футболка, перепачканное лицо. Его выводят из камеры, он понуро шаркает по коридору в сторону комнаты для допросов. «Есть. Cut. Снято. The shot is done». «Ты не хочешь это с рук снять? Блин, кто контровой закрыл?!» Съемочная группа тут международная — русские, индонезийцы, австралийцы, — поэтому процесс идет на миксе русского и английского. Охранника героя играет местный актер, похожий на покорного мексиканца из «Великолепной семерки». Вздыхая, он жалуется мне, что режиссер его замучил. Грустный, отправляется в кадр, в пятый раз распахивать перед Козловским дверь. «No-no-no, wrong gesture, — останавливает дубль мучитель Прыгунов, — you’re not coming to a party. It’s a jail. Минус тому, кто выбрал этого артиста. Давайте еще раз, благодарю». — «Благодарю-ю-ю-ю тебя за то, что со мной была-а-а-а, — Козловский неожиданно дает Магомаева. — За шепот и за крик, за вечность и за миг, за отгоревшую зарю, за смех и за печаль, за тихое «прощай» — за все тебя благодарю-ю-ю-ю». Покорный «мексиканец» снова вздыхает.

        В 2013-м Козловский стал «Человеком года GQ», мы делали с ним интервью, встречались на съемках и в общих компаниях, и все то время, что мы знакомы, мне казалось, что Козловских на самом деле два. Один — сверхактивный, эмоциональный, привыкший к вниманию, с зычным голосом, постоянно готовый отпустить шутку или изобразить что-то, напеть арию или врубить с айфона Coldplay («Это просто песня Yellow, но концертная версия, потому что там он вдруг начинает петь выше, и это так круто!»). «Этот человек сумасшедший, — восхищенно скажет о нем наш креативный директор Брендан. И через паузу: — Вот бы все, кого мы снимаем, были такими же». Другой Данила Козловский — интеллигентный молодой человек, который живет в Петербурге, потому что там Малый драматический театр, очень скромный, трезвый, осознающий, что лучшее применение и оправдание его известности — помощь другим (Козловский — лицо фонда «Выход в Петербурге», который опекает и поддерживает аутистов, причем всерьез и деятельно, и Данила там тоже лицо не дежурное, а активное), а еще он безупречный профессионал — и, получается, человек практически без недостатков. С таким Данилой Козловским спустя несколько месяцев после съемок на Бали мы завтракаем во французской кофейне в Камергерском переулке.

        Водолазка из тонкой шерсти, Boss; хлопковая рубашка, Gucci

        Водолазка из тонкой шерсти, Boss; хлопковая рубашка, Gucci

        Накануне вечером он поехал смотреть первую монтажную сборку своего (вместе с Сергеем Ливневым) первого продюсерского проекта «Статус: Свободен», просмотр затянулся, а Данила еще собирался увидеться с мамой, но понял, что раньше часа ночи до нее не доедет. «Ничего, я тебя хоть до пяти утра буду ждать!» — написала занятому сыну мама, и он поехал — не к пяти, конечно, но опять не выспался. «Знаешь, у меня cейчас такое состояние странное, когда все время работаешь. Ладно бы еще погулял там, отлично провел время, наутро проснулся с чувством выполненного долга. А тут не пьешь, не куришь, а только ­работаешь…»

        Говорю же, человек без недостатков, Максим Максимыч Исаев. Курить Козловский бросил, когда стал готовиться к «Легенде № 17», потому что совмещать сигареты с тренировками было нереально. Рассказывает, как затянулся после первого льда и его тут же «накрыло» — пришлось отказаться на время съемок, потом понял, что отвык. Ну ладно, а алкоголь? «Я очень люблю вино и виски, но, как правило, на следующий день у меня назначено что-то, связанное с достойным внешним видом, и из-за свойства человеческой физиономии опухать после приема внутрь определенного количества крепкой жидкости приходится себя ограничивать. Зато когда я оказываюсь в Тоскане… Вот раньше на Кавказ ездили «на воды», а я езжу в Тоскану «на вина». Как только безупречный герой принимается рассказывать про красоты Тосканы и ее виноградники, его глаза загораются веселым огнем.

        «Беру машину — маленький Fiat с ручной коробкой — и отправляюсь по своим любимым местам. Мне потом такие штрафы приходят! Я могу, наверное, сказать, что неплохо разбираюсь в тосканских винах, потому что много раз там был, знаю виноградники, хозяев даже некоторых… Ты себе не представляешь, как там здорово. Заезжаешь в какой-нибудь виноградник, Isole e Olena… Лучшее кьянти — оттуда, оно значительно дороже обычного, цена уровня Brunello. Виноградники живут по принципу: если вы хотите, вы нас найдете. Они не прилагают никаких усилий, там ни указателей, ни навигации. Как-то раз привез туда друзей. Мы с театром гастролировали в Милане, был единственный выходной, и я сказал: «Едем в Тоскану!» Ребята говорят: «Ты дурак, что ли? Это же триста километров». — «По фигу, едем!» В общем, мы вчетвером — Ксюша Раппопорт, Игорь Черневич, Катя Тарасова и я — приехали в этот Isole e Olena, напились… Нам выcтавили шесть или семь бутылок. А там же традиция: тебе наливают совсем чуть-чуть в высокий бокал, и ты пробуешь. В какой-то момент Игорь берет ­бутылку, наливает полный бокал: «Так вот что я хотел вам сказат­ь…» А это было какое-то особенное, десятилетнее вино!»

        Смокинг из тонкой шерсти с кожаными деталями, Gucci; хлопковая рубашка, Boss; галстук-бабочка из шелка, Van Laack; кожаные ботинки, Baldinini; часы, Chanel Horlogerie

        «Вот же они, искушения и страсти. Просто твой публичный образ — он практически идеальный». Козловский грустнеет: «А что, это как-то скучно звучит?» Говорю ему, что вовсе не скучно, а, наоборот, пугающе. Должна же быть у человека темная сторона. «Если скажу, что вообще не думаю о том, как выгляжу, это будет лукавство. Для меня важно, чтобы не было недоброжелателей, мне некомфортно, когда они появляются. Я не люблю ругаться, не люблю ссориться. Конечно, нельзя всем нравиться, так не бывает, но, с другой стороны, в мире и так довольно много дерьма, чтобы еще и самому увеличивать его количество вокруг себя, в своем личном пространстве. А про темную сторону я, наверное, опять тебя разочарую: для меня не актуальны ни наркотики, ни алкоголь, ни какие-то изощренные виды сексуального наслаждения — боюсь, что здесь все именно скучно…»

        Мы с Данилой ровесники, дети восьмидесятых, которым через несколько месяцев (ну ладно, ему на полгода попозже) исполнится тридцать — возраст, приближаясь к которому вдруг понимаешь: «взрослые», от которых было удобно отмахиваться или с которыми приходилось считаться, — это теперь мы сами. Взрослые — это мы. У тех, кто пошел в школу в самом начале девяностых, особая прошивка: советское вперемежку с заграничным, «Мальчиш-Кибальчиш» и «Утиные истории», учебник по физике Перышкина, Prodigy и Ace of Base на дискотеке в актовом зале, «Детки» и «Чертов Омоль» на одной кассете. Вообще взрослеть в эпоху, когда старые скрепы уже отменили, а новые еще не придумали, это типа как вечеринка у Децла дома: «Родители на даче, значит, все идет как надо».

        Хлопковая футболка, Brunello Cucinelli; джинсы, Dsquared²; часы, Chanel Horlogerie

        Хлопковая футболка, Brunello Cucinelli; джинсы, Dsquared²; часы, Chanel Horlogerie

        Козловский тоже считает себя частью поколения — одной ногой в советском прошлом, другой — в непонятном будущем. «Моей первой заграницей был Милан, мы на втором курсе туда поехали. У меня оставалось шесть евро от суточных, я зашел в магазин и увидел торты — распродажа по два евро. И я купил три торта, вез их потом домой через Рим. Я думал, что больше уже не поеду за границу и я привезу хотя бы эти три торта мамуле. Все уже было тогда в России, и торты разные тоже, но мне ­казалось, что эти — какие-то невероятные. Оказалось, редкостное дерьмо! Я помню это свое чувство, что я здесь первый и последний раз, помню, как бродил по городу, глядел по сторонам, ел мороженое… Мне было восемнадцать лет. Откуда это? Генетическая память о «железном занавесе»? Мы пограничное поколение. Мы уже увидели разницу, но еще помним, как тут было. Сейчас, когда все это пытаются вернуть обратно, ты вдруг опять ощущаешь себя на этом балансе, цирковом: одной ногой в прошлом — и переносить вес тела опять туда, назад, совсем не хочется».

        Козловскому правда можно ничего не переносить: если у кого и есть шанс сделать актерскую карьеру за рубежом, так это у него. Бог с ней, с «Академией вампиров», — важнее, что он на карандаше у Джо Райта, режиссера «Анны Каре­ниной» и «Искупления» (здесь мы с Данилой минут пять охаем: «А «Гордость и предубеждение»?!», «Да! А как я люблю «Искупление»!»). Некоторое время назад Райт через агентов предложил Козловскому встретиться, тот приехал в Восточный Лондон, без церемоний — в гости. По-домашнему босоногий британец его проинтервьюировал, а спустя несколько дней Данилу утвердили в ролик Chanel. Во время съемок, как полагается интеллигентному самоеду, Данила загонялся: «Мне почему-то казалось, что он мной недоволен, ну, что он во мне разочаровался… В какой-то момент он подходит ко мне: «Пойдем поговорим». Я думаю: «Ну, блин, дождался. Сейчас скажет: «Ты задолбал, парень, сыграй хоть что-нибудь!» А он вдруг спрашивает: «Какие у тебя планы?» Я: «В смысле? На жизнь?» — «На свое будущее. Ты хочешь стать артистом мирового уровня?» — «Естественно», — отвечаю­. «Насколько сильно хочешь?» — «Насколько это возможно». Он говорит: «Тогда тебе надо серьезно этим заниматься. Поезжай в Америку, живи там, избавляйся от русского акцента. У тебя есть шансы». Понимаешь, когда это тебе говорит такой человек, ты думаешь: «Блин, бросаю все, еду!» «Кто у тебя западный агент? Значит, смотри, приезжаешь в Лондон, пишешь мне, записывай мою почту, я тебя знакомлю с моими агентами, они тебе там все показывают и объясняют. Никаких гарантий не даю, это шанс редкий, но я понимаю, что в твоем случае он есть». Конечно, я попал под его гипноз, потом вышел с площадки, пришел в себя и понял, что это все немножко не так. А главное, ты никогда не будешь интересен западным продюсерам и агентам, если ты здесь не пытаешься быть номером один».

        Козловский подумал и остался номером один в России, но связи с Райтом не потерял. Недавно летал к нему пробоваться в «Питера Пена» и пробы не завалил, но студия настояла на другом, американском актере. Спрашиваю его: «Ты вообще жалеешь, что не утвердили куда-то или сам отказался?» — и жду стандартного отрицательного ответа, но Даня отвечает откровенно: «Два раза так было. «Питер Пен» и «Оттепель»». Двадцатичетырехлетний Козловский был слишком молод для роли Хрусталева, а в роли Мячина, на которого тоже пробовался, типажно бился бы с Цыгановым. «Валерий Петрович Тодоровский написал мне тогда потрясающее письмо, почему не может меня утвердить. Он очень талантливый и честный режиссер, мечтаю с ним работать».

        Сейчас у Данилы на низком старте романтическая комедия Павла Руминова «Статус: Свободен», экспериментальный «Хардкор» Ильи Найшуллера, упомянутый «Духless 2» (все три фильма — сняты), «Экипаж» Николая Лебедева, «Матильда» Алексея Учителя (оба — в съемочном периоде) и некий музыкальный проект. Точнее, концерт, выстроенный как драматический спектакль, музыкальным материалом в котором будут стандарты Синатры, Дина Мартина, Нэта Кинга Коула, и не только в исполнении самого Данилы и живого оркестра. Мы прощаемся, он надевает парку, поднимает капюшон и убегает — по Москве в ноябре не ходят, а только бегают — вниз по Камергерскому и направо по Большой Дмитровке. А я вспоминаю, как летом на Бали он пел на площадке Магомаева, все заходились от хохота, а через минуту Даня вбегал в кадр и снова становился замученным в балийских застенках Максом Андреевым. «Он фантастически быстро входит в образ. Между героем «Духless» и Харламовым — пропасть, но и в той и в другой роли он потрясающий, — дивился тем летом автор одного из этих героев, писатель Сергей Минаев. — Для своего поколения он такой актер, каким в девяностые был Меньшиков».

        …На Бали в июле темнеет рано и бесповоротно. В пять — закат. В шесть — ночь. Съемки в тюрьме Керобокан меж тем никак не кончаются. Горемычный «тюремщик» в пятнадцатый раз широким жестом распахивает перед Козловским дверь, Козловский входит, консул допрашивает. «Фокус должен быть не на Даниле, — оператор-постановщик Павел Капинос вкрадчиво инструктирует «фокусника». — Мы кого снимаем?» — «Консула…» — «Фокус должен быть на ком?» — «На консуле…» По правде сказать, ошибку резкости легко оправдать. Так уж вышло, что фокус — он сейчас по умолчанию на Даниле.

        Фото: Антон Земляной; Стиль: Вадим Галаганов; Редакция выражает благодарность компании Disney за помощь в проведении съемки

        Часто проверяете почту? Пусть там будет что-то интересное от нас.

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о